Биография основателя Фалуныун




Скачать 244.31 Kb.
НазваниеБиография основателя Фалуныун
Дата конвертации16.04.2013
Размер244.31 Kb.
ТипБиография

www.diplomrus.ru ®

Авторское выполнение научных работ любой сложности – грамотно и в срок

Содержание

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение...3


Глава 1 Секта Фалуныун в КНР и традиции китайского сектантства...14


1.1. Феномен сектантства в средневековом Китае...14


1.2. Вероучение секты Фалуныун...28


1.3. Сравнение важнейших черт традиционных и современных сектантских религиозных учений...42


1.4. Духовная и физическая практика традиционных и


современных сектантских религиозных учений...62


Глава 2 Организация и формы деятельности Фалуныун в КНР...73


2.1.Причины популярности секты Фалуныун в Китае...73


2.2. Биография основателя Фалуныун...77


2.3. Социальный состав Фалуныун...82


2.4. Принципы организации и источники финансирования...86


2.5. История развития Фалуныун...89


Глава 3 Политика властей КНР в отношении секты Фалуньгун. Распространение и деятельность сторонников Фалуныун за пределами Китая...95 3.1. Негативная реакция властей на деятельность секты и ее причины... 95


3.2.Критика Ли Хунчжи и секты Фалуныун...99


3.3. Кампания подавления деятельности секты...104


3.4. Деятельность последователей движения Фалуныун за рубежом... 108


3.5. Некоторые сведения о распространении движения Фалуныун


в России...115


Заключение...121


Приложение 1 Постановление министерства внутренних дел КНР о запрете


Фалуньдафа...128


Приложение 2 Речь, произнесенная Ли Хунчжи на конференции в Америке


22 июня 2003 года...129


Приложение 3 Словарь основных буддийских терминов...138


Приложение 4 Иероглифический указатель терминов, названий и других


понятий...141


Введение


В последние десятилетия XX века во многих странах столкнулись с таким явлением как сектантство. Распространение сектантских движений связано с целым комплексом причин, и, прежде всего, с переменами, происходящими в современном мире. Научно-технический прогресс и чрезвычайно сложные общественно-политические и экономические процессы глобального характера вызывают у многих чувство духовной опустошенности; крупнейшие и наиболее распространенные религиозные учения либо не ведут активной миссионерской деятельности, либо даже дискредитировали себя в глазах верующих и потенциальных последователей; отсутствует или не отвечает потребностям большинства четко выраженная официальная идеология, такая ситуация может быть названа идеологическим вакуумом. Во многих странах и регионах значителен разрыв между бедными и богатыми, особенно заметный на фоне роста цен на качественное образование и медицинское обслуживание. Не случайно, секты обещают своим сторонникам духовное спасение и физическое здоровье с минимальными материальными затратами. Эксплуатируя желания людей обрести духовное спокойствие и физическое здоровье, основатели сект распространяют свое вероучение среди людей, неудовлетворенных своим уровнем и (или) образом жизни.. Итак, совокупность экономических, социально-политических и идеологических причин порождает развитие сектантства в современном мире.


Китай обоснованно можно называть страной с уникальным влиянием традиций. Многие явления современности в Китае уходят своими корнями в далекую историю. Сектантство также имеет многовековую историю. Деятельность большинства средневековых сект известна по восстаниям, организованным их вожаками, и по кампаниям репрессий со стороны властей. Современные секты заимствовали многие элементы вероучений и практик средневековых китайских сект, подражают отдельным их ритуалам. Наряду с этим современные секты используют в целях распространения учения новейшие научно-технические достижения: телефон, факс, интернет; основатели сект вносят коррективы в вероучения с тем, чтобы максимально приблизить свои доктрины к современности. Вместе с тем основателями современных сект прилагается немало усилий к тому, чтобы распространить вероучение в другие страны, расширив тем самым круг последователей.


Наиболее известной современной сектой в Китае является Фалуньгун. («Сила колеса Закона»). Данная работа посвящена разностороннему рассмотрению вероучения и организации секты Фалуньгун в свете заимствования этим движением старых сектантских традиций и восприятия современных средств и методов деятельности.


Актуальность выбранной темы обусловлена широким и повсеместным распространением такого явления, как сектантство, а также распространением отдельных сект, зародившихся в странах Востока и Запада на территорию Российской Федерации. В этой связи представляется необходимым изучить причины популярности сект, степень их влияния на жизнь и сознание последователей, их деятельность и реакцию на нее официальных властей.


Основным источником, использованном при написании работы, является книга Ли Хунчжи «Чжуань фалунь» («Вращая колесо Закона»). Книга Ли Хунчжи переведена на иностранные языки, в том числе и на русский. Переводы были осуществлены в университете Дружбы Народов группой переводчиков, имена и фамилии которых не указаны. Существует по меньшей мере два перевода книги «Чжуань Фалунь» на русский язык: один из них называется «Фалуньгун» (исправленное издание), другой — «Фалунь Дафа» (русский перевод). Переводы можно характеризовать как буквальные, в них нередки стилистические и грамматические ошибки, из чего можно сделать вывод о том, что переводы были сделаны гражданами КНР. Книга «Фалуньгун» - сокращенная версия книги Ли Хунчжи - «Чжуань фалунь». Оба перевода сопровождаются комплексом упражнений с фотографиями и подробным описанием их выполнения. Следует отметить, что оригинал - книга «Чжуань Фалунь» - не содержит комплекса упражнений, возможно, описание упражнений было взято сторонниками из других книг Ли Хунчжи.


Как уже отмечалось выше, перевод книги Ли Хунчжи на русский язык не отличается стройностью с грамматической и стилистической точек зрения. Можно предположить, что переводчикам не хватило знаний для адекватного перевода или же китайские слова вроде синьсин («природа сердца»), чжу иши («основное сознание»), бэнь ти («естественное тело») были оставлены в виде транскрипций для «красоты слога», для обеспечения «магического» смысла. Такие сложности в ряде случаев вынуждали автора осуществлять самостоятельный перевод оригинала с тем, чтобы избежать искажений первоначального смысла.


На английском языке книга Ли Хунчжи была напечатана на Тайване, первое издание вышло в свет так же, как и на русском языке, в 1999 году, третье - в 2000. Все права использования книги на английском языке принадлежат Ньюйоркской


публицистической компании Юниверс. Английский перевод книги снабжен подстрочными примечаниями и словарем терминов, имен и названий, встречающихся в книге Ли Хунчжи. Описание упражнений в английском переводе отсутствует.


На первом листе каждой книги помещена фотография Ли Хунчжи, под ней надпись на китайском языке «последняя фотография автора». На втором листе во всех книгах, кроме книги на китайском языке (в оригинале схема колеса закона помещена на обложке), помещена схема «космоса в миниатюре» - схема колеса Закона ( схема колеса Закона является символом учения Фалуньдафа и представляет собой круг с буддийской свастикой посередине, окруженной четырьмя свастиками и символами инь-ян).


Ли Хунчжи в прессе часто упрекают за нарочитую примитивность изложения материала. На самом деле простота эта, по мнению основателя учения Фалуньгун, объясняется тем, что грамматика современного китайского языка не в состоянии передать глубокого смыслового наполнения учения Фалуньдафа. На наш взгляд, языковой примитивизм преследует иную цель: сделать учение понятным для той части приверженцев Фалуньгун, которые являются недостаточно грамотными. Следует признать, что нарочитая простота изложения материала была характерна для некоторых современных китайских политических деятелей (Мао Цзэдуна и даже Дэн Сяопина). Это было связано прежде всего с тем, что долгое время в Китае преобладало неграмотное население.


Пропаганда учения помимо непосредственно текстов, исходящих от основателя, включает множество форм и методов, заимствованных у современных СМИ. К такого рода источникам относятся, в частности, видео- и аудиокассеты, диски, сайты в интернете. Многие из этих источников также имеют конкретную информационную ценность для данной работы. Ли Хунчжи, широко использует вышеперечисленные средства информации. Последователями секты поддерживаются сайты на китайском, английском, русском и некоторых других языках. Помимо книг, кассет и дисков современными сектами активно привлекаются СМИ для распространения вероучения. Так, последователи Фалуньгун в России издают информационные листки на русском языке, в Санкт-Петербурге также издается на китайском языке газета Epoch, в каждом номере которой можно прочесть статьи о движении Фалуньгун и его преследованиях в Китае. Известно, что последователи японской секты «Аум Синрикё» в период активного распространения своего учения в России вели специальную передачу на радио.


На наш взгляд, к числу источников вполне правомерно могут быть отнесены статьи, опубликованные в китайской официальной прессе, поскольку они свидетельствуют об


отношении властей КНР к секте Фалуныун. После официального запрещения движения Фалуныун в Китае в китайской прессе появилось немало статей, посвященных опасности, которую представляет секта для общества, и негативному влиянию учения Ли Хунчжи на состояние здоровья адептов секты. Недостатком всех статей является их тенденциозность: власти КНР позиционируют Фалуныун как тоталитарную секту, представляющую угрозу режиму и обществу, в соответствии с этим осуществляются репрессии против адептов секты и критикуются книги основателя Фалуныун.


Тема средневекового китайского сектантства представляется довольно разработанной. Изучением средневековых китайских сект занимались такие отечественные ученые, как Е.Б.Поршнева, В.В. Малявин. Работы Е.Б. Поршневой уделяют достаточное внимание вероучению и деятельности наиболее известной средневековой секты Байляньцзяо (Учение Белого Лотоса). Е.Б. Поршневой были описаны истоки сектантских вероучений, выявлена их связь с буддизмом, даосизмом и конфуцианством. Е.Б. Поршнева первая в отечественном китаеведении дала наиболее полную и разностороннюю картину идеологии сектантства. В центре внимания исследователя также находилось противостояние официальных властей и сектантства, которое автор рассматривал как конфликт идеологий, в особо напряженные моменты китайской истории превращающийся в политическое противостояние.


В.В. Малявин в книге «Китайская цивилизация» описывает такую особенность китайского средневекового сектантства, как синкретичность вероучения; особое внимание он уделяет социальному составу адептов сект. Ученый также характеризует религиозные практики сект, в своих работах он подчеркивает важное значение исследования форм сектантской религиозности для «раскрытия механизмов этнического самосознания в старом Китае». В.В. Малявин подчеркивает «двойственную природу синкретизма в китайской религии»: с одной стороны, он (синкретизм) является альтернативой традиции, с другой стороны, - ее органическим продолжением.


Отечественным китаеведом Э.С. Стуловой был сделан перевод, анализ формы и содержания «Баоцзюаня о Пу -мине». Эта книга была первым крупным вкладом в изучении доктринальных текстов позднесредневековых китайских сект, поскольку баоцзюани («драгоценные свитки») являются основными источниками изложения сектантских учений. Вышеупомянутый баоцзюань излагает верования секты Хуантяньдао (Путь Желтого неба).


В.П. Илюшечкин опубликовал в сборнике «Тайные общества в старом Китае» статью, посвященную тайным обществам и еретическим сектам в Китае в середине XIX


** века. В статье выделяются и характеризуются черты сходства и отличия тайных обществ и


сект. Особое место В.П. Илюшечкин уделил социальному составу тайных союзов (это название объединяет в себе понятия «тайные общества» и «секты»). Ученый также проанализировал роль политической составляющей в деятельности тайных обществ и еретических сект и перечислил наиболее крупные вооруженные выступления тайных союзов.


Среди работ западных авторов следует отметить труды Я. Де Гроота и Дэниела Овермайера. Голландский ученый Де Гроот акцентировал свое внимание на отношении официальных властей к сектам, им детально было описано противопоставление официального и неофициального (еретического) в истории китайского сектантства.


л; Канадский ученый Д. Овермайер, основываясь на анализе источников, проследил


происхождение основных сектанстких идей, описал влияние манихейства, буддизма Чистой Земли, майтрейянского буддизма на сектантские вероучения. Он также охарактеризовал становление и развитие вероучения секты Белый Лотос, показал взаимосвязь деятельности сектантов от конкретных исторических событий :смены династий, отношения властей к сектантам.


Наиболее известными китайскими учеными-историками, исследующими проблемы сектантства, являются Ма Сиша, Ли Шиюй, Цай Шаоцин. Ли Шиюй в течении трех лет был членом общества Игуаньдао, и, таким образом, его работы основаны в большой степени на полевых исследованиях.


Книга Ма Сиша «Багуацзяо эпохи Цин» (Циндай Багуацзяо) посвящена вероучению и практикам секты Багуацзяо (Учение восьми триграмм). Автором были использованы книги основателя вероучения Лю Цзочэня, работа снабжена многочисленными цитатами из сектантской литературы. Ма Сиша выделил основные идеи вероучений средневековых сект: идеи о конце света и смене кальп, совершенствования внутренней пилюли (сиулянь нэй дань); моральные принципы, которыми должны руководствоваться адепты секты. Каждая идея снабжена обширными комментариями автора, указано ее происхождение к одному из «трех учений» (сань цзяо): буддизму, даосизму и конфуцианству.


Отечественными и зарубежными учеными также разрабатывается тема современного сектантства, проблемы деятельности и распространения сект в Китае в XX веке. Так, Л.П. Делюсин написал ряд статей, посвященных вероучению и деятельности Игуаньдао. Он основывал свои исследования главным образом на материалах статей, публиковавшихся в период кампании за ликвидацию Игуаньдао. В его статье


публикуются данные социологических опросов, касающиеся причин популярности Игуаньдао. Немалое внимание Л.П. Делюсин уделяет организационной структуре секты.


Отечественный востоковед А.А^ Маслов в статье «Тайные общества и сектантская традиция в политической культуре Китая XX века» охарактеризовал отличия тайных обществ и сект, выделил функции, выполняемые тайными союзами в общественной жизни Китая. Им также были определены причины, приведшие к возрождению традиционных структур в современном обществе. А.А. Маслов особое внимание уделил политической составляющей в деятельности тайных обществ и отметил, что идентификация того или иного общества как еретического является прерогативой государства.


В.В. Малявин продолжил изучение сектантства в Китае и опубликовал ряд статей о сектах, получивших распространение в XX веке. В частности, им была описана деятельность современной секты Дэцзяо, основанной в 1939 году. Основной причиной популярности вероучения секты ученый назвал обстановку страданий войны, развязанной на Дальнем Востоке Японией так, что моральная проповедь основателей учения нашла отклик в сердцах многих последователей Дэцзяо.


Монографию, посвященную китайским синкретическим религиям в XX веке вьшустил К.М. Тертицкий. В своей книге «Китайские синкретические религии в XX веке» он описал более двух десятков наиболее крупных синкретических сект XX века: их историю, вероучения, обряды, внутреннюю иерархию, историю взаимоотношений с властью. Особое внимание автор уделил распространению и деятельности сект в материковом Китае, на Тайване, в Гонконге и Сингапуре. Работа сопровождена указателем с алфавитным перечнем названий религиозных организаций, их течений и ветвей.


Китайский ученый Лу Чунвэй посвятил свою монографию секте Игуаньдао. Им была рассмотрена и охарактеризована сложная организационная структура и вероучение секты. Большая часть его работы «Игуаньдао нэйму» (Закулисная сторона Игуаньдао) посвящена деятельности секты в XX веке. В приложениях к работе дается объяснение основных понятий, используемых сектантами, и перечень руководителей секты.


Тема современной китайской секты Фалуныун является слабо разработанной в отечественном китаеведении, из наиболее известных работ следует упомянуть книгу Ю.М. Галеновича «Прав ли Дэн Сяопин или китайские инакомыслящие на пороге XXI века». Среди причин популярности движения на первое место автор ставит практические мотивы: оздоровление организма и укрепление материального положения сторонников движения, также упоминается и мотив морально-нравственного спасения, которым


руководствовались последователи Фалуньгун. Ю.М. Галенович основное внимание уделяет отношению властей к секте. Им были проанализированы постановления ЦК КПК и ПК ВСНП, предписания Министерства гражданской безопасности и Министерства общественной безопасности, даны комментарии отношения КПК к религии. В его работе приведена биография основателя Фалуньгун, события в жизни Ли Хунчжи автор связал с его личностными качествами, которые помогли ему «распространить собственную версию буддизма» и возглавить организацию Фалуньгун. Согласно точке зрения Ю.М. Галеновича, учение Фалуньгун можно назвать «пара буддизмом, комбинацией буддизма, даосизма и традиционных древних китайских народных верований, очень своеобразная модернистская форма религиозного синкретизма». [Гаи, с. 40] Самому вероучению секты в работе Ю.М. Галеновича не уделяется много внимания, на первый план выступает политическая составляющая: реакция властей КНР и стран Запада на движение, отношение официальной буддийской церкви к Фалуньгун, реакция мировой общественности на политику властей КНР.


В журнале «Китайский благовестник» (2000, №1) вышла статья священника Петра Иванова «Новая китайская секта Фалуньгун». В своей статье о. Петр перечисляет основные положения вероучения Фалуньгун, особое внимание уделяя ключевой роли Ли Хунчжи в деятельности секты. Лекции Ли Хунчжи, по мнению Петра Иванова, представляют собой «маловразумительный эклектический декокт из сведений, почерпнутых из разных религиозных систем» [Иванов, с.85], и это затрудняет их подробный анализ, эта «маловразумительность» и узкие рамки статьи не позволяют автору дать развернутый анализ положений вероучения Фалуньгун. Автором статьи была также затронута проблема отношений китайского государства с сектой.


Отдельные упоминания Фалуньгун встречаются в научных статьях, посвященных современной религиозной ситуации в Китае. Например, B.C. Кузнецов в статье «Политика в отношении религии в КНР» упоминает о репрессивных мерах властей в отношении Фалуньгун, которые он оценил как реакцию на «нелегитимную» религиозную деятельность. Автор отметил в статье, что определение границы между легитимной и нелегитимной религиозной деятельностью является в Китае прерогативой государства.


Следует также упомянуть о литературе на английском языке. События у здания правительственной резиденции в Пекине - «сидячая демонстрация» десяти тысяч последователей Фалуньгун 25 апреля 1999 года и акт самосожжения семи адептов секты на площади Тяньаньмэнь 21 января 2001 года - вызвали широкий резонанс во многих

странах мира. В западной прессе появились статьи с анализом причин популярности движения в Китае и за рубежом, а также причин негативной реакции правительства на распространение вероучения Фалуньдафа среди широких слоев населения. Многие публицисты считают репрессии китайского правительства необоснованными и оценивают политику властей КНР как нарушение прав человека, в частности права на свободу совести и вероисповедания.


В 2000 году в Нью Йорке вышло первое издание книги американского публициста Дэнни Шечтера «Вызов движения Фалуньгун Китаю. Духовная практика или культ?» Работа основана на богатом фактическом материале, приведены выдержки из книги Ли Хунчжи, автор также поместил в книге записи своих интервью с последователями секты и ее основателем. Знакомство с работой Д. Шечтера позволяет судить, что автор занял сочувствующую сектантам позицию, а также судить о менее известных сторонах деятельности секты, об обстановке, связанной с распространением движения в Китае и США.


В печати находится: книга известного востоковеда Дэвида Оунби , на сайте университета Райе (США) было опубликовано интервью с ним. В интервью Д.Оунби рассказал о сфере своих научных интересов, дал характеристику секте Фалуньгун. Работа профессора Д. Оунби может быть интересна, поскольку он много лет занимался изучением китайских средневековых сект и рассматривает Фалуньгун как продолжение традиции.


В период с 2000 по 2002 гг. китайскими издательствами было выпущено довольно много литературы по вопросам религии, некоторые из них были посвящены Фалуньгун, в других содержались параграфы и главы с упоминанием Фалуньгун. Так, например, в 2002 году в Пекине вьшша книга «Чжунго дэ цзунцзяо вэньти хэ цзунцзяо чжэнцэ» (Вопросы китайской религии и религиозной политики), пятая глава книги посвящена запрещению еретических учений. Выделяются основные черты, присущие сектам, характеризуется наличие этих черт у секты Фалуньгун. В главе также описываются действия властей Китая, направленные против ереси. На наш взгляд, китайские авторы мало внимания уделяют причинам распространения и популярности: секты Фалуньгун, учение Ли Хунчжи также рассматривается ими в самых общих чертах, что создает у читателей не совсем адекватное представление об этом движении.


Обратимся к терминологии, с которой придется иметь дело в тексте работы. Существует целый ряд определений понятию «секта»; приведем ниже некоторые из них. «Секта - организация (группа лиц), замкнувшаяся в своих интересах (как правило,

культовых, религиозных или антирелигиозных), не совпадающих с интересами общества, безразличных или противоречащих им. Как правило, секты противопоставляют себя общепризнанной в данном регионе церковной организации или религиозным традициям. [186, с. 123] Данное определение делает акцент на противопоставление сект религиозным и общественным нормам и традициям. Определение отечественного религиоведа В.Н. Никитина подчеркивает отношение государства и господствующих церквей к сектам: «Секта — тип религиозной: организации, возникшей; как оппозиция господствующей церкви. Религиозные организации, которые преследовались государством и господствующими церквами» [93].


Согласно определению парламента Франции, «секты - это группы, опознаваемые по их манипуляциям, направленным на психологическую дестабилизацию своих адептов с целью добиться от них безусловного подчинения, уменьшения критического духа, разрыва с общепринятыми установлениями (этническими, научными, гражданскими, общеобразовательными) и представляющие собой опасность для индивидуальной свободы, здоровья, образования, демократических институтов. Используют философские, религиозные или терапевтические маски, чтобы скрыть цели получения власти, влияния и эксплуатации адептов» [201].


В этом определении, как можно видеть, подчеркивается антиобщественный тоталитарный характер сектантской деятельности, тогда как первые два определения делают акцент на оппозиционности сект церкви. На наш взгляд, канадский ученый Д. Овермайер дал верное определение сектам как «ассоциациям с добровольным членством, ориентированным на личное спасение, которые затем превращаются в религиозную систему» [178, р.62].


Каждая вышеприведенная дефиниция содержит правильные положения, однако ни одна из них не может быть признана всесторонней. Обобщая все известные нам определения, отметим, что под сектами чаще всего подразумевается религиозная организация, противопоставляющая себя общепринятой в данном регионе религии. Секты ориентируют своих адептов на духовное и физическое спасение, зачастую прибегая к различным методам давления на психику людей. Тоталитарные тенденции в вероучениях и практиках сект делают большинство из них опасными для общества, поэтому многие секты подвергаются репрессиям со стороны государства и господствующей в данной стране церкви.


Кроме понятия секты в научной литературе за подобными религиозными группами закрепилось название новых религиозных движений (далее НРД). По мнению Е.Б.

Поршневой, понятие религиозного движения подразумевает не только временную и пространственную протяженность зачастую годами длившихся вооруженных (сектантских) выступлений, но также и движение как развитие, расширение и оформление доктринальных принципов, ритуальных и организационно-практических форм сектантского вероучения, прежде всего разносторонней проповеднической деятельности [105, с.7]. Определение "новые" было дано религиоведами и историками по принципу принадлежности сектантских групп к явлениям современности. Это понятие представляется научно плодотворным и адекватным, поскольку содержит в себе указание на религиозную направленность групп, их развитие и расширение в пространстве и во времени и принадлежность к явлениям современности.


Специфика средневековых и современных религиозных движений: в Китае и некоторых других странах такова, что вероучение сект представляет собой сочетание элементов трех и более религий (буддизма, даосизма,, конфуцианства, народных верований), из-за чего секты чаще всего характеризуются как синкретические. Это название будет использоваться и в отношении Фалуныун в данной работе.


Вероучение секты является ее неотъемлемым признаком. Типичны ситуации, когда название вероучения секты не совпадает с названием секты как таковой. Так, вероучение рассматриваемой секты Фалуныун было названо основателем движения, Ли Хунчжи, Фалуньдафа (Великий Закон колеса Закона). Далее в работе вероучение секты Фалуныун будем называть Фалуньдафа.


Работа состоит из Введения, трех глав и Заключения. Первая глава посвящена вероучению современной китайской секты Фалуныун. Основываясь на книге Ли Хунчжи «Вращая колесо Закона», автор диссертации дает характеристику основным постулатам Фалуньдафа. В этой главе особое внимание уделено идеям, общим для средневековых и современных китайских сект (идеи спасения, о конца света, исключительности сектантского вероучения), также выделяется такая черта, присущая только вероучению современных сект, как псевдонаучность.-


Вторая глава посвящена внутренней структуре и формам деятельности движения Фалуныун, здесь дается характеристика причин популярности НРД среди различных слоев населения. Особое внимание уделяется роли основателя вероучения, Ли Хунчжи, в сравнении с основателями других восточных сект. Перечислены и проанализированы основные события деятельности секты.


Третья глава характеризует политику властей КНР в отношении движения Фалуныун. Автор выделяет ряд причин негативной реакции властей на деятельность

секты, среди которых такие, как боязнь дестабилизации общества, страх за пошатнувшееся могущество власти. Особое место в третьей главе уделено распространению движения за пределами Китая, в том числе в России, а также реакции властей КНР зарубежных стран на распространение движения.


Автор счел необходимым сопроводить свою работу следующими приложениями: постановлением Госсовета, речью Ли Хунчжи, произнесенной им в США; словарем основных буддийских понятий, иероглифическим индексом терминов и названий.


14 Глава 1 Секта Фалуньгун в КНР и традиции китайского сектантства


1.1. Феномен сектантства в средневековом Китае


Феномен сектантства в Китае тесно связан с терминологической оппозицией «ортодоксальная - неортодоксальная» доктрина. Под ортодоксальной доктриной понимается официально признанная точка зрения в вопросах догматики, культа и церковной организации. Неортодоксальными являются доктрины, противоречащие и противопоставляющие себя ортодоксальным. Иероглифически оппозиция ортодоксального и неортодоксального выглядит как чжэн и бу чжэн (правильно и неправильно) или же как дуань и бу дуань (правильный и неправильный), или как дао и бу дао (Путь, учение и «бездорожье»). Наиболее часто в официальной китайской литературе встречаются антонимы чжэн и се - официальный правильный и еретический. По мнению голландского и немецкого ученого Якоба Де Гроота, в основе оппозиции чжэн-се лежит термин китайской философии дао. «Дао, являясь создателем всех вещей и «двигателем» космоса, включает в себя такие понятия человеческой деятельности, как дэ (мораль), фэн су (хорошие манеры), ли (ритуал). Дао не имеет эквивалентов ни в космосе, ни в человеческом обществе, и все движения, которые не соответствуют Дао, являются неверными (бу чжэн) и еретическими (се), а доктрины подобных движений -неортодоксальными» [166, р.8].


Оппозицию ортодоксальных и неортодоксальных учений можно также представить как оппозицию так называемых высокой и низкой культур (большой и малой традиций). Под высокой культурой понимается культура ученого сословия, культура даосских и буддийских монахов -книжников; эта культура часто была недоступной для понимания простого народа. Так, по мнению В.В. Малявина, «буддизм и даосизм в средневековом Китае сохраняли все более углублявшуюся со временем обособленность от светской культуры, не говоря уже о наличии жизненного уклада мирян и монашеских общин. Монастырские религии имели свою мифологию, символику, реликвии, литературную традицию, подчас непонятные и даже неизвестные непосвященным. Ни буддисты, ни даосы не пытались обратить мир в свою веру, они просто служили по заказу мирян требуемые молебны, не посвящая заказчиков в секреты своего искусства заклинания духов» [83, с.28].

Подобное отчуждение от общения с духами и доктрин спасения рождало отклик в среде народа - расцвет народных верований и сектантских религиозных движений. Эти явления относят к области так называемой низкой культуры.


Основными источниками китайского сектантства являются буддизм и даосизм, на сектантскую традицию также оказывали и оказывают влияние народные верования. Преобладание в учении той или иной секты элементов, заимствованных из буддизма или даосизма, позволяет назвать ее буддийской или даосской сектой соответственно. Классическим примером буддийской секты является секта Белого Лотоса (Байляньцзяо), даосской — Тайпиндао (Путь великого мира). На буддийский характер секты Байляньцзяо указывает, в частности, тот факт, что адепты этой секты поклоняются будде Майтрейе. Часто представляется возможным определить происхождение основных идей учения секты по ее названию. Так, Де Гроот отмечает, что «название секты Багуацзяо («восемь. триграмм») выдает ее даосское происхождение, поскольку триграммы, хорошо известные как «гуа», использовались в космогонии традиционного Китая для выражения взаимодействия инь и ян (темного и светлого начал), составляющих Дао или путь мира. Такие названия сект, как Белое ян, Красное ян также указывают на даосизм» [ 166, р. 155]. Следует отметить, что наличие в вероучениях сект заимствований из более чем одного религиозного учения позволяет называть их синкретическими. Это название закрепилось за китайскими сектами в отечественной литературе.


Каждое сектантское учение содержит ключевую идею-миф. Этот миф позволяет проследить происхождение основных сектантских образов и понятий. В самом общем виде миф, типичный для большинства традиционных китайских сект, выглядит следующим образом. Прародительницей человечества является Ушэнлаому (Нерожденная Праматерь), она живет в Небесном дворце, ее дети- люди - жили там же, но позже были посланы ею на землю. На земле люди забыли свою Родину и своих истинных родителей, погрязли в пороках, более всего в жизни их стала занимать погоня за наслаждениями^ Ушэнлаому, недовольная поведением своих детей, сменив гнев на милость, дает людям последний шанс. Она посылает на землю будд-спасителей человечества: Кашбу, Шакьямуни и Майтрейю. Каждый из этих будд является покровителем прошлого, настоящего и будущего соответственно и правит, сидя на синем, красном и белом лотосовом троне. Три временных эпохи: прошлого, настоящего и будущего известны также, как эры (санскр. кальпы, кит. цзе) синего, красного и белого солнц. А будды Кашба, Шакьямуни и Майтрейя считаются буддами прошлого, настоящего и будущего.

Смена кальп обычно сопровождается бедствиями различного рода: наводнениями, землетрясениями, голодом. Наибольшее значение сектантами придается эре белого солнца и будде будущего - Майтрейе. Спасение обретут лишь последователи конкретной секты. Под спасением понимается возвращение на «Родину», в Небесный дворец.


Из вышеприведенного мифа можно выделить ряд идей, типичных для большинства сект. Среди них такие, как идея существования прародителей человечества и родины всех людей; эсхатологические идеи (идеи конца света и сопутствующих ему бедствий); сотериологические идеи (идеи спасения в лоне той или иной секты); мессианские идеи (идеи сошествия на землю мессии-спасителя). Выделяя эти идеи из контекста, увидим их религиозную принадлежность - принадлежность к буддизму или даосизму.


По мнению современного канадского синолога Д. Овермайера, прототипом Нерожденной Праматери является Владычица Запада - Сиванму - персонаж народных мифических воззрений. В процессе развития народных представлений о данной богине она наделяется «даосскими» чертами, за ней закрепляется статус изготовителышцы снадобья бессмертия. В буддизме женское божество представлено бодхисаттвой Гуаньинь. Д. Овермайер в своей работе «Народные буддийские религии. Диссидентские секты в позднем традиционном Китае» выстраивает иерархию женских божеств в Китае и проводит их сравнение с сектантским божеством Ушэнлаому: «В баоцзюанях (основной жанр сектантской литературы) Лаому рассматривается как старшее божество по отношению к Сиванму (матушке-владычице Запада) и бодхисаттве Гуаньинь, которая выражает любовь будды Амитабы на земле. Хотя обе эти богини представлены как инкарнации Почтенной Матушки, более вероятным представляется то, что она сама -поздняя манифестация Си Ванму, потому что Владычица Запада - ранняя фигура в китайской мифологии. Матушка Запада (Си My) упоминается еще при династии Шан-Инь (1500-1050 гг. до н.э - так в книге Д.Овермайера. - Л.К..) на гадательных костях. К первому столетию нашей эры Си Ванму появляется как популярная богиня, живущая на вершине гор Куньлунь. Здесь, как гласит, известная легенда, она живет во дворце из камня, окруженном стеной из золота. Здесь также живут ее дети - бессмертные, а в саду Матушки-Владычицы произрастает источник их бессмертия - персики бессмертия.


В легендах о Си Ванму можно видеть многое из мифологии о Лаому. Она так же царствует над раем, расположенном на вершине горы Куньлунь, она так же собрала всех спасенных ее милостью. И, подобно детям Си Ванму, они так же обрели бессмертие и прервали круг рождения и смерти» [ 178, р. 139].

Ушэнлаому является, таким образом, фигурой, «пришедшей» в сектантскую мифологию из народной традиции и соединившей в себе черты буддийских и даосских женских божеств, однако сектантское женское божество занимает в вероучении центральное место, какого ни в буддизме, ни в даосизме женские божества не занимали.


Еще одна знаковая фигура сектантской мифологии - покровитель будущего — будда Майтрейя (Милэфо). Он - представитель Нерожденной Праматери на земле. Часто он воплощается в основателе секты,. а его возрождение вдохновляет сектантов на активизацию деятельности вплоть до того, что лозунг «Майтрейя возродился!» становится призывом к восстанию обиженных и угнетенных слоев населения. Очевидно буддийское происхождение Майтрейи, хотя сектантский Майтрейя, по сравнению со своим буддийским прототипом, выглядит фигурой более реальной и сочувствующей сектантам. Так, «в индийской будийской традиции приход Майтрейи ожидается через одну тысячу лет в будущем, и он не вовлечен непосредственно в политическую жизнь. Китайские сектанты радикально сократили ожидание его прихода, соединили его с популярными идеями спускающихся мудрецов и харизматическим лидерством. Согласно их взглядам, Майтрейя появляется на пике космической дезинтеграции для того, чтобы установить идеальный порядок в мире. Временем его прихода будет настоящее или ближайшее будущее» [ 178, р. 150]. На наш взгляд, такая интерпретация будды Майтрейи связана с желанием сектантов обрести спасение здесь и сейчас.


Следует отметить, что с приходом будды Майтрейи устанавливается «царство божье» на земле, а для последователей секты начинается райская жизнь.


Еще один путь спасения связан с возвращением адептов секты на родину, во дворец Нерожденной Праматери. Эта идея «обращения к корням и возвращения к началу» (фаньбэнь хуанюань) имеет, вероятно, даосское происхождение. «В учении древних даосов необходимость конечного возвращения к Дао, к природе, Единому обусловливала их пристрастие к глаголам «возвращения»» [105, с.90].


На сектантскую сотериологию и мессианство, помимо будды Майтрейи, влияют также буддийские бодхисаттвы. Эти божества дают обет не вступать в нирвану (состояние освобождения от страданий и перерождений. - Л.К.), пока не будут освобождены все живые существа.


Что касается идей смены кальп и сопровождающих её бедствий, то их буддийское происхождение очевидно. Согласно буддийскому мировоззрению, «время от появления видимого мира и до его уничтожения состоит из четырех кальп - кальпы основания,

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Биография основателя Фалуныун iconТо биография берется в ней исключительно под углом творчества
Эта книга — не биография Анны Андреевны Ахматовой, и поэтому в ней не предполагает­ся сводить легенды с действительностью. Для ее...

Биография основателя Фалуныун iconБиография Л. Н. Толстого
К сожалению, биография писалась, когда еще не было псс, не были известны многие документы и воспоминания

Биография основателя Фалуныун iconБиография достоевского биография Достоевского это увлекательный
Тот, кто желает увидеть живого бога, пусть ищёт его не на пустом небосводе собственного разума, но в человеческой любви

Биография основателя Фалуныун iconБиография kla$ kla$, Биография | на период 2 ноября 2009 1 klas
России 1 Декабря 1983 года. Жил он на Урале до 1996 года. Потом по неизвестным причинам klas уехал в Германию, там он живёт в красивом...

Биография основателя Фалуныун iconПервая памятная плита в Аллее увековечила имя основателя Перми Василия Татищева
Первая памятная плита в Аллее увековечила имя основателя Перми – Василия Татищева

Биография основателя Фалуныун iconПробуждение! или как нас обманывают «свидетели иеговы»
Историческое развитие и специфика любой организации неизбежно несет на себе отпечаток влияния своего основателя

Биография основателя Фалуныун iconВолшебники, учившиеся в Гриффиндоре (четвертая книга)
...

Биография основателя Фалуныун iconЛенинское наследие в ХХI веке
Владимира Ильича Ленина – вождя мирового пролетариата, основателя первого в истории государства трудящихся, пламенного борца за свободу...

Биография основателя Фалуныун iconПриложение 4 Словарь понятий, топонимов, географических наименований Вознесенского района Абашево
Аввакумцев поселок – назван (как и поселки Ивановка, Федоровка, Мелькин, Степановка) по фамилии основателя, первого поселенца

Биография основателя Фалуныун iconКнига известного ученого, основателя научного направления «Организационная психо­логия»
Ш39 Организационная культура и лидерство / Пер с англ под ред. В. А. Спивака. — Спб: Питер, 2002. — 336 с: ил. — (Серия «Теория и...

Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©tnu.podelise.ru 2013
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница